Мой скромный взгляд на ЕврАзЭС и Казахстан.

Даже небрежное изучение структуры экономики РК укажет на наличие в ней трёх очевидных компонентов:

1) проекты-монстры, конкурентоспособные на мировом рынке,

2) проекты государственного масштаба, которые, при качественном управлении и поддержке, вероятно могут быть конкуретноспособными на рынках Евразии, и

3) мелкий и средний бизнес, направленный на максимальное удовлетворение потребностей внутреннего рынка.

Первая категория хорошо известна и насчитывает полдюжины проектов в сырьевом секторе: Тенгиз, Карачаганак, Кашаган, Северный Каспий, Кумколь и КазЦинк.

Это проекты с долгой историей инвестиций, начинающейся с зари советской эпохи, и очень активным участием иностранных партнёров. К сожалению, ввиду ряда причин, как связанных, так и не связанных с объективными барьерами к собственному развитию этих проектов силами суверенного Казахстана, большинство из них на сегодняшний день, и в среднесрочной перспективе, не представляют для нашей страны желаемых масштабов монетарных выгод в пользу благосостояния всего населения.

За неимением собственных средств, технологий и навыков человеческого капитала, привлечение вышеуказанных ресурсов со стороны иностранных инвесторов привело в 1990х годах к заключению так называемых Соглашений о Разделе Продукции (СРП). Последние предусматривают лишь частичное участие Казахстана в разделении прибыли от реализации крупных проектов и, надо сказать, даже наличие этого участия в данный момент является достижением наших юристов, осуществлённым лишь спустя значительное время после подписания этих контрактов.

Вторая категория в меньшей степени знакома обывателю, и контролируется промышленно-финансовыми группами, сформировавшимися в ходе процесса приватизации после распада Советского Союза. Ввиду, так или иначе существующей структуры капитала и правообладания над данными проектами, населению Казахстана не представляется возможным рассчитывать на прямое увеличение благосостояния за их счёт.

Третья, и наиболее важная для развития РК категория – это проекты среднего и мелкого бизнеса, касающиеся потребительских нужд и возможностей частного капитала. Эта категория вынуждена и должна стать настоящим двигателем внутреннего развития, поскольку наверное самым ранним уроком экономики является осознание того факта, что лишь частный интерес может стимулировать развитие бизнеса и благосостояния экономически активного общества.

Страны СНГ, чьи экономики, по очевидным причинам, так или иначе, были тесно связаны между собой после распада СССР, всегда участвовали в процессах взаимодействия на экономической и политической аренах. Внедрение дополнительных уровней интеграции предлагаемых в рамках ЕврАзЭС естесственно имеет как позитивные, так и довольно неоднозначные аспекты.

Сложно спорить против позитивных эффектов общего укрепления региона за счёт выстраивания интегрированной, системной внешней политики и консолидации управления над внешнеторговыми операциями с точки зрения мировых экономических отношений. Однако перспективы развития (на сегодняшний день ещё мало сформировавшихся) экономик отдельных стран-участниц вряд ли можно охарактеризовать как однозначно положительные.

Это, безусловно, касается Казахстана, принимая во внимание раскладку категорий его экономики, данную ранее. Более того, вряд ли даже самый ярый апологет интеграции станет спорить против необходимости внутреннего развития составляющих союз государств, ибо, в той же мере, в которой прочность цепи определяется прочностью самого слабого её звена, эффективность и гибкость любой сложной системы контролируется её самым гибким и готовым к адаптации элементом, участвующим во взаимодействии.

Последний принцип, в разных формулировках известный как Закон Эшби (так же имеющий отражения в разных дисциплинах и под разными названиями: третий Закон Ньютона – в механике, Принцип Ле Шателье – в химии, и т.д.), является Первым Законом кибернетики – науки, обусловившей стремительность мирового научного прогресса и формирования системного мышления за последние пятьдесят лет, гласит:

“Чем больше разнообразие действий, доступных системе, тем больше разнообразие пертурбаций, которая она в состоянии компенсировать”.

В аспекте экономики данная мысль выражается во вполне очевидном к пониманию принципе – экономический союз государств с неповоротливыми экономиками, малоспособных к органичному развитию по отдельности, не имеющих прочно сформированных внутренних рынков и развитой системы товарооборота вряд ли сможет способствовать исправлению данных проблем.

Всё это рассуждение ещё даже не принимает во внимание проблемы интеграции нормативно-правовых баз и специфичной конъюнктуры рынков стран-участниц. Даже не хочу заикаться на тему того, что успешное динамическое фунцкионирование такого союза потребует координированную работу институтов, которых в экономиках стран-участниц сейчас попросту нет.

На примере Казахстана, средний и мелкий бизнес представляет собой менее 30 процентов ВВП, и до сегодншнего дня по большей мере существовал за счёт законодательной поддержки, введённой за годы независимости. Компании и организации, представляющие данный сектор в Казахстане, были способны расти зачастую лишь ввиду предпочтения, отдававшегося до сих пор продуктам отечественного содержания и особенностей деловых отношений, сложившихся в Казахстане.

Ни для кого не секрет, что редкий Казахстанский бизнес будет способен конкурентно представлять свои продукты и сервис на рынке, например, Российской Федерации, тогда как обратная ситуация представляется без труда возможной.

Для крупного Российского производителя товаров общественного потребления, поставляющего продукцию на территории всей РФ, расширение до рынка Казахстана будет экономически почти равнозначно расширению до рынка одной дополнительной губернии РФ, тогда как удовлетворять потребности рынка даже одного мегаполиса, как Москва, для производителя из Казахстана будет означать необходимость в удваивании производственных мощностей и значительное увеличение издержек, связанных с логистикой. Эффекты этого уже давно ощутились в рамках работы Таможенного Союза.

Необходима намного более внимательная и детальная проработка механизмов, позволяющих отечественному бизнесу развивать свой ещё нераскрытый конкурентный потенциал – где и если он в принципе существует. Однако, это вполне может во многих аспектах противоречить самой идее формирования даже Свободной Экономической Зоны, не говоря о полноценном союзе.

Всё это элементарные положения в стандартной дискуссии о плюсах и минусах экономической интеграции, тысячи раз озвученные в контексте Евросоюза, и обсуждаемые по сей день, хотя страны-участницы последнего имеют экономическую ситуацию, сильно опережающую страны СНГ.

Малый и средний бизнес в любой стране, по определению, осуществляется за счёт частного капитала, который может быть привлечён только благоприятным инвестиционным климатом и способностью защищать эти инвестиции.

В тоже время в нашей экономике уже наступила та стадия, когда рост акционерной стоимости бизнеса, проводимого с использованием эффективных стратегий корпоративного управления, становится сопоставимым с простым ростом стоимости активов.

В этом плане, сохранение и поддержание инициатив в пользу эффективного ведения предпринимательской деятельности и производства является жизненно важным аспектом любой здоровой стратегии экономического развития государства, желающего быть конкурентоспособным.

Отдельная дискуссия может быть начата по поводу сходимости динамик экономических циклов стран-участниц ЕврАзЭС, без которой вся инициатива интеграции экономических политик может быть бессмысленной. К примеру, одна и та же монетарная политика может быть стимулирующей для одной из стран, и губительной для другой, если они находятся в разных стадиях экономического цикла.

Существует значительная разница в размерах государственного долга в странах ЕврАзЭС, что вполне вероятно будет в ближайшем будущем означать значительную разницу в базовых процентных ставках, – нечто неосуществимое в рамках единой монетарной политики. С точки зрения рынков капитала существует кардинально различное отношение инвесторов к риску инвестиций в долговые обязательства стран-участниц, а также разница в восприятии уровня и структуры риска в данных странах в целом.

Пугает, что никаких детальных обсуждений на эти темы на данный момент не наблюдается. В прочем равно как и не наблюдается никакого упоминания о том, что союз, тем не менее, уже сейчас готов способствовать укреплению политических режимов составляющих его стран.

Не требуется большого количества экономической риторики, чтобы продемонстрировать один простой факт:

В то время как союз развитых стран вероятней всего приводит к взаимовыгодным результатам для всех сторон, то союз развивающихся стран может привезти к доминирующему положению одного государства-участника, со структурой экономики наиболее приближенной к экономике средней развитой страны.

More from the same category:

Leave a Reply