FedSpeak

20141115_gdc225

На этом прикольном новом графике от The Economist, Рубен Эрнандес и Ханна Шелл из Федерального Резервного Банка Сент-Луиса, показали эволюцию удобочитаемостизаявлений Fed’а.

По левой шкале измеряется сложностъ и читаемость текста по формуле Флеша-Кинкейда – в количестве лет академического образования, необходимого для понимания текста. По правой – количество слов в заявлении.

Как выясняется, Алан Гринспан был достаточно краток и прост к пониманию – среднее количество слов в заявлении равно 210, а средняя оценка по шкале Ф-К равна 13.6, т.е. вполне приемлемо для второкурсников.

С объявления первого QE сложность заявлений заметно поднялась – с того момента Ф-К дважды достигала 20, т.е. аудитории в среднем потребовалось бы иметь как минимум степень магистра, чтобы понять смысл.

Заявление о сворачивании QE имело оценку 17 – самый низкий уровень почти за 2 года.

Что также интересно, авторы отмечают, что аналогичного тренда нельзя заметить в заявлениях Центробанка Еврозоны, тексты которых стабильно имеют Ф-К на уровне 14, т.е. доступны для студентов-бакалавров.

Валютные интервенции через открытые своп-аукционы без обмена капиталом.

Official FX interventions through derivatives, Journal of International Money and Finance, Volume 47, October 2014, Pages 202–216 (http://www.sciencedirect.com/science/article/pii/S0261560614001065)

Хорошая статья Emanuel Kohlscheen и Sandro Andrade, рекомендую. В том числе НБРК на заметку.

Emanuel Kohlscheen – старший экономист монетарно-экономического департамента Банка Международных Расчетов (BIS, “центральный банк центральных банков”). Работает с моим любимым экономистом за последние годы, Клаудио Борио – главой того же департамента. К слову сказать, много лет назад Колшиин был моим первым преподавателем по монетарной экономике и стратегиям макроэкономической стабилизации.

Sandro Andrade – профессор финансов в Университете Майами.

Колшиин в тексте не уточняет, но, судя по тому, как он утверждает, что эти свопы напрямую не влияют на монетарную базу или международные резервы ЦБ, понятно, что он имеет ввиду валютные свопы без обмена капиталом.

Т.е. в этом случае ЦБ торгует лишь [риск вариации обменного курса + долларовую процентную ставку] на процентную ставку в бразильском реале.

Сначала я глазам не поверил и подумал, что Колшиин сдурел, т.к. валютные риски при таких контрактах большие, и в последний раз я их видел только в учебнике, а на практике никогда не встречал.

Однако я проверил, и Колшин абсолютно прав – ЦБ Бразилии вступает с рыночными контр-агентами именно в свопы без обмена основными суммами (в начале и в конце контракта, как это делается в 99% случаев), причем с расчетами в бразильских реалах на обеих ногах свопа.

Другими словами, ЦББ делает эти нестандартные интервенции на своп-рынке не в целях предоставления ликвидности, а в целях предоставления доступа к инвестиционной позиции. Размер предложения от ЦБ по таким свопам, соответственно будет в конце концов влиять на спрос на иностранную валюту, а значит и обменный курс национальной валюты.

Что очень примечательно, логически, эти свопы на самом деле способны влиять на курс и ожидания трейдеров в зависимости от чистой long- или short-позиции ЦБ по валюте – однако без шоковых последствий на монетарную базу, как это происходит при интервенциях на спот-рынке в условиях отсутствия стерилизации.

Предположим, что давление на курс временное и спекулятивное. Реакции центробанков:

1) НБРК

“Июльский своп” введёный НБРК в этом году подходит в решению проблемы лишь пост-фактум, когда долларизация депозитов уже произошла, т.е.

T+0 – давление на нацвалюту -> интервенции ЦБ = трата резервов -> сокращение денежной базы.
T+1 – недостаток тенговой ликвидности -> свопы (с обменом капиталов) с поставкой тенговой ликвидности БВУ -> возвращение монетарной базы к изначальному уровню.

2) ЦБ Бразилии

T+0 – давление на нацвалюту -> свопы без обмена капиталов -> формирование шорт-позиции ЦББ по доллару -> чем больше предложение этих свопов со стороны ЦББ, тем меньше необходимость в спросе на доллар на спот-рынке.

NB: на момент T+0 ЦББ не потратил ни цента резервов (а значит и не сжал монетарную базу) – свопы, которые делает ЦБ Бразилии имеют settlement в бразильских реалах на обеих ногах свопа.

Другими словами, ЦББ пытается бороться с проблемой на более ранней стадии – когда только появляется спекулятивное давление ввиду каких-либо психологических или финансовых факторов.

Далее, если нацвалюта всё же подешевела:

1) НБРК – продолжит платить физической поставкой долларовых процентов, пока своп не истечет, после чего он вернёт долларовый капитал БВУ, а тенге заберет обратно.

Результат: монетарная база (при прочих равных условиях) опять сжата, БВУ опять полны долларовых пассивов и имеют недостаточную тенговую ликвидность.

2) ЦББ – допечатает бразильский реал для покрытия курсовой разницы по своей индексированной к доллару ноге, выплатит её банкам, которые на эти же реалы скорее всего купят доллары. Эффект на денежную базу нейтральный, т.к. ЦББ допечатывает реалы для выплат по свопу, и следом изымает их на споте.

В итоге: если давление на нацвалюту было фундаментальное – то свопы ЦББ ситуацию не спасут, и они тоже прибегнут к интервенциям на споте, а если давление временное и спекулятивное, то их подход а) менее затратный по резервам и б) не генерирует шоков для ликвидности в нацвалюте.

p.s. (ссылка на более раннюю версию с бесплатным доступом –http://www.bcb.gov.br/pec/wps/ingl/wps317.pdf)