Каким Айзек Азимов в 1964 г. видел будущее в 2014 г.

Несколько цитат:

“Complete lunches and dinners, with the food semiprepared, will be stored in the freezer until ready for processing. I suspect, though, that even in 2014 it will still be advisable to have a small corner in the kitchen unit where the more individual meals can be prepared by hand, especially when company is coming.”

“Robots will neither be common nor very good in 2014, but they will be in existence. “

“Large solar-power stations will also be in operation in a number of desert and semi-desert areas — Arizona, the Negev, Kazakhstan. In the more crowded, but cloudy and smoggy areas, solar power will be less practical.”

“By 2014, only unmanned ships will have landed on Mars, though a manned expedition will be in the works and in the 2014 Futurama will show a model of an elaborate Martian colony.”

“Communications will become sight-sound and you will see as well as hear the person you telephone. The screen can be used not only to see the people you call but also for studying documents and photographs and reading passages from books. Synchronous satellites, hovering in space will make it possible for you to direct-dial any spot on earth, including the weather stations in Antarctica (shown in chill splendor as part of the ’64 General Motors exhibit).”

“Mankind will suffer badly from the disease of boredom, a disease spreading more widely each year and growing in intensity. This will have serious mental, emotional and sociological consequences, and I dare say that psychiatry will be far and away the most important medical specialty in 2014. The lucky few who can be involved in creative work of any sort will be the true elite of mankind, for they alone will do more than serve a machine.”

http://www.nytimes.com/books/97/03/23/lifetimes/asi-v-fair.html

Динамика Грешема и казахи

Стоя в алматинской пробке по пути до ужина, слушал подкаст от Wharton Business с Уильямом Блеком (профессором университета Миссури, специалистом по финансовым преступлениям) на тему недавнего скандала в HSBC. Он напомнил про необходимость помнить об уроках динамики Грешема в разработке законов и регуляций, а я сразу подумал про их отношение к казахстанским реалиям.

Очень люблю простые, элегантные идеи. Вот к примеру Джордж Акерлоф ещё в своей знаменитой статье “The Market for Lemons: Quality Uncertainty and the Market Mechanism” 1970 г. предложил концепт, с тех пор называемый динамикой Грешема (по аналогии с законом Грешема о деньгах). По сути все современные студенты-экономисты наверняка читали её на курсе микроэкономики.

В оригинальной статье Акерлофа (который кстати женат на нынешней главе ФРС США Джанет Йеллен) речь идёт об информационной асимметрии между продавцами и покупателями подержанных автомобилей. Подержанный автомобиль с хорошей историей обращения и ухода называется “вишенкой, а “лимоном” называется подержанный автомобиль, чья дефектность раскрывается только через некоторое время после приобретения.

Не вдаваясь в технические детали, смысл тезиса Акерлофа в том, что, поскольку покупатель заранее не знает, является ли приобретаемый автомобиль “вишенкой” или “лимоном”, он будет, в среднем, готов предлагать лишь цену строго ниже справедливой цены за “вишенку” и выше справедливой цены за “лимон”. Таким образом, хозяева настоящих “вишенок” будут демотивированы от участия в торговле, и будут вытеснены “лимонами”, торгующимися выше своей справедливой цены.

Другими словами, “плохой”, неэтичный бизнес вытесняет хороший, порядочный бизнес. Издержки от этой непорядочности заключаются не только в переплачивании со стороны потребителя, но и вытеснении порядочных предприятий из индустрии. Принцип этот распространяется на любое социально-экономическое взаимодействие людей и организаций.

В 2001 г. Акерлоф получил (совместно с Майклом Спенсом и Джозефом Штиглицом) Нобелевскую премию по экономике за изучение информационной асимметрии, с конкретным упоминанием его работы по рынку “лимонов” и динамике Грешема.

Работа Акерлофа произвела фундаментально важный эффект практически на все сферы экономики, от теории контрактов и индустриальной организации, до государственных финансов и макропруденциального регулирования банковского сектора.

Задача регулятора, понимающего принцип динамики Грешема, — создавать такие законы и архитектуру взаимодействия, которые позволят порядочным, честным и этичным агентам находиться в преимуществе.

Найдутся, наверное, отчаянные Шумпетерианцы, которые скажут, что победа неэтичных агентов в обычных условиях, это часть силы “креативного разрушения”, коей является капиталистическая система, но я считаю, что это не дальновидно и аморально.

А вспомнил я про всё это на фоне того, что, поскольку штрафы за относительно незначительные нарушения ПДД и само получение водительских удостоверений, “разводятся” за относительно не кусающиеся суммы, то мотивации водить по правилам нет ни у кого и эта отвратительная культура вождения стала стандартом 🙂

The next step is obvious. Valeant should buy HSBC.

Прикольная статья на FT Lex.

Речь идёт о Майкле Пирсоне (председатель правления и CEO Valeant Pharmaceuticals International Inc.) и его подходе к оптимизации расходов.

NB: Для тех, кто не в курсе,
Valeant — это $67-миллиардный канадский фармацевтический гигант, а Майкл Пирсон — его главный управляющий с февраля 2008 г. Пирсон до этого 23 года проработал в McKinsey & Company, возглавляя консалтинг по фармацевтической индустрии — что означает, что он как никто другой знает слабости и подноготную всех своих конкурентов. За время его правления цена за акцию Valeant выросла на 1000% с $15 до $200+, а компания провела 100 сделок по поглощениям. Последние два показателя, естественно, неразрывно связаны, т.к. стратегия развития Пирсона как раз основывалась на поглощениях для разворота бизнес-модели Valeant от собственного дорогостоящего R&D к приобретению компаний с правами на доказанные и зарегистрированные инновационные препараты, оставляя риск неуспеха R&D более мелким компаниям. Это так, к слову. Статья в ссылке не об этом.

Все знают, что у банков проблемы с доходностью на фоне плохих портфелей, увеличенных требований к капиталу и низкой процентной маржи из-за низкого общего уровня процентных ставок.

FT Lex юморят, что Пирсону стоит купить крупный банк. Почему? Потому что Пирсон – – монстр оптимизации расходов.

Как пишет FT: “Mr Pearson and his team set cost reduction targets that make the average rationalisation plan look like a company picnic.”

Вот сейчас он покупает другую фарма-компанию, Salix, за $14.5 млрд. Говорит, что целевой уровень оптимизации актива после приобретения — $500 млн., который должен сложится из сокращения исследований, кадров, а также от распродажи непрофильных активов.

Сам Salix оценивает эти расходы в $560 млн., а Пирсон говорит, что сократит $500 млн. Кажется фантастикой. Однако Пирсон делал это уже не раз.

В последний раз он делал похожее с другим приобретением — компанией Allergan. Все говорили, что такое скряжничество и бережливость должны убить рост компании. Однако Valeant показала double-digit темп органического роста продаж в 2014 г. Как долго его стратегия может работать никто не знает, но по сей день она его не подводит.

Я тут подумал, а может нам в преддверии “самого пика мирового финансового кризиса” пригласить Пирсона, скажем, в Самрук-Казына, или ещё куда. Поскрёб бы, что называется, по сусекам, да и нашел, как там по всем структурам можно сократить себестоимость и расходы.

А потом бы уже оптимизированные активы приватизировали через биржу в больших, контрольных пакетах, вместо того чтобы заниматься советизацией капитализма.

Потеря сексапильности.

Пару интересных графиков от Matt Levine про американские банки.

График 1: Return on common equity.

ml1

[для 6-ти банков — JPMorgan, Bank of America, Citigroup, Wells Fargo, Goldman Sachs, Morgan Stanley — за последние 12 лет.]

В последние 5 лет до кризиса 2007-8, средняя доходность была 17%, сейчас 6-7%.

Вопрос — вызвано ли это простым 2.5-кратным увеличением капитала? Увы, нет.

График 2: Сommon equity to total assets.

ml2

Не совсем идеальная мера регуляторного капитала, но в том же направлении.

Средняя доля капитала выросла с 7% до 9% (в 2014 г. ~ 9.5%) — чуть больше, чем на треть, но уж точно не в 2.5 раза.

Реальный ответ в доходности активов.

График 3: Return on assets.

ml3

Падение среднего значения с 1.1% перед кризисом, до 0.6 после кризиса (в 2014 г. ~ 0.8%).

“In any case, though, the changes to the business of banking do seem to be more significant than the changes to its funding model, and just doing the same basic stuff with a lot more capital probably isn’t the future of banking.”

Мое впечатление, что, хотя Мэтт предлагает интересный анализ, другим объяснением всего этого является снижение Net Interest Margin из-за низкого общего уровня процентных ставок в результате QE.

В обычном бизнесе, если прибыльность всего сектора падает, может произойти отток капитала в другие сектора. В банкинге это было невозможно из-за увеличения регуляторных требований к капиталу, в связи с чем банки просто вынуждены иметь менее прибыльный бизнес с высоким operating leverage.

http://www.bloombergview.com/articles/2015-02-20/capital-rules-aren-t-the-only-reason-banking-is-boring

Eichengreen on CB priorities

“Rather, [central banks] are agencies for pursuing the public good. Their first responsibility is hitting their inflation target. Their second responsibility is to help close the output gap. Their third responsibility is to ensure financial stability. Balance-sheet considerations rank, at best, a distant fourth on the list of worthy monetary-policy goals.”

Yeah, Dr. Eichengreen, tell that to a central bank in a country with a convertible currency in a target exchange-rate band 🙂

http://www.project-syndicate.org/commentary/central-bank-balance-sheet-losses-by-barry-eichengreen-and-beatrice-weder-di-mauro-2015-02

1980-е, когда у председателей центробанков были большие cojones :)

 

На фото: Пол Волкер даёт показания в Конгрессе, 19 февраля 1980 г.

Не могу сказать, что Волкер один из моих любимых экономистов, но он точно гигант финансовой истории. Играл большую закулисную роль в отказе США от золотого стандарта в 1971 г., восстановил доверие к ФРС и уничтожил инфляцию в начале 1980-х гг. Поднял краткосрочные ставки выше 20%.

Для любителей конспирологии: Волкер является председателем попечительского совета Группы тридцати, членом Трёхсторонней комиссии, и членом Билдербергской группы.

volcker

Глобальная ликвидность, дорогие друзья, возвращается.

Creditagrr

Не возвращается только тенговая.

Она, конечно, быстро вернётся если сделать девал — это понизит девальвационные ожидания и оправдает конвертацию депозитов обратно в тенге для фиксирования дохода от курсовой разницы. И чем больше, собственно говоря, девал, тем больше этот эффект.

Договор о ЕАЭС в мае 2014 г. подписывался при курсе 5.30 тенге/рубль. Валюта северного соседа с тех пор уехала до 70 рублей/доллар и перспективы на ближайшие года два не весёлые.

В порыве оптимизма, предположим, что средневзвешенный курс будет 80 рублей/доллар на следующие года 2-3. Для возвращения к старому, так называемому, паритету можно девальнуть до (80 * 5.30 = ) 424 тенге/доллар. С запасом, так сказать (или может быть). Завалим Россию и всех остальных нашими разнообразными отечественными товарами. Валютная война, понимаете ли.

Эх, одна неувязочка. Две, точнее.

Первую вы все знаете, поэтому я не буду вам рассказывать, о том как богат арсенал местного товаропроизводителя и том, какая пропорция населения имеет депозиты и “приготовилась” к девальвации.

Вторая неувязка в том, что при курсе 424 тенге/доллар, ВВП, скажем, 2014 года, будет равен = 41 трлн. / 424 = 96.7 млрд долларов. Или = 96.7 млрд. / 17.4 млн. = 5’557 долларов на душу населения. Это всё в номинальном выражении. В реальном выражении и с приведением к паритету покупательной способности получите уровень года так 1999-го.

Хотя может это никого и не волнует, может мы все на самом деле зажрались хорошо жить. А может мы как раз этого и заслуживаем и в этом нуждаемся, чтобы очнуться от наркотического опьянения высокими ценами на нефть.

Проживем монументальное развенчание иллюзий о диверсификации и мифов об устойчивости прошлых экономических успехов, остро осознаем реальность и начнём работать. Может станем больше требовать от государства, допускающего такие диспаритеты и отсутствие структурных реформ.

Как говорит Уоррен Баффетт: “Только когда случается отлив, мы узнаём, кто купался голышом.”

А может надо?

p.s. тем, кому про глобальную ликвидность интересней – тем сюда: http://www.bis.org/statistics/gli/gli_feb15.pdf

[The] Treasury bears are missing one of the greatest bond rallies in history

“Some day interest rates will go up. Until then the Treasury bears are missing one of the greatest bond rallies in history.” — Jim Bianco, Bianco Research

30yrrally

“Since 2015 began, everyone has been fixated on the U.S. dollar and oil prices. I want to direct your attention to what may be the greatest show now playing in financial markets: The 30-year U.S. Treasury bond.

The chart above, courtesy of Bianco Research, shows the year-to-date returns of the long bond during each of the past 40 years. Never has the 30-year Treasury, depicted by the blue line, had a stronger start to a new year going back to 1974.”

Read more: http://www.bloombergview.com/articles/2015-02-04/the-unloved-treasury-rally (kudos: @ritholtz)

Guess who’s turn is next in the deflation game?

chinadebt

Посмотрите, какая большая доля нефинансовых предприятий в общих долгах в Китае. Что наиболее беспокойно, это что доля household долгов, по сравнению с корпоративными, намного меньше.

Учитывая, что в основном, корп. заимствования идут на финансирование производства, а заимствования физ. лиц на потребление, то картина настораживающая. Если бы consumer сектор активно рос, то корп. долги не казались бы такими страшными, но это не так.

Also, read this: http://www.telegraph.co.uk/finance/comment/ambroseevans_pritchard/11391211/Devaluation-by-China-is-the-next-great-risk-for-a-deflationary-world.html