Касательно амнистии капитала.

По вопросам ( РЦБК – аналитический журнал ) касательно амнистии капитала.

1. Как вы думаете, насколько целесообразно, своевременно и актуально проводить амнистию капитала на сегодняшний день? Действительно ли, государство (бюджет страны) нуждается в этих средствах или эта «этическая» акция с целью повышения доверия бизнеса к государству? Какие еще цели может преследовать государство официально и фактически?

Настояющую “своевременность” и “актуальность” этой затеи невозможно отделить от конъюнктурных интересов политкоммерсантов, поскольку проблемы недекларируемых доходов и теневой экономики в более широком смысле – актуальности не теряют никогда, в прочем как и вопрос дыр в бюджете.

В целом у этого механизма есть как экономическая так и правовая задачи – расширение будущей налогооблагаемой базы и улучшение экономической порядочности гос.чиновников – но и первое и второе могут быть достигнуты лишь при 1) очень юридически грамотном проведении самого процесса амнистии и 2) жестком правовом преследовании уклонившихся от амнистии субъектов, тем не менее имеющих укрытые доходы. Всё это, конечно, сильно перекликается с общими усилиями в части антикоррупционной политики.

Философски, конечно, вопрос незаконных/незадекларированных доходов и связанных с ними накоплением активов (пресловутая приватизация) достаточно сложен, так как никаких справедливых правовых механизмов отката ситуации к изначальному положению не существует.

2. Как вы думаете, на кого в первую очередь направлена эта акция (чиновники-коррупционеры, большой бизнес, МСБ)? Кто ею, скорее всего, воспользуется, а кто нет и почему?

Сложно сказать до тех пор, пока не будет ясно качество правового преследования после окончания сроков переходного периода амнистии, но в любом случае, вряд ли расчет идёт на МСБ.

3. Почему амнистию капитала принято проводить перед введением всеобщего декларирования доходов?

Потому что качественно проведенная амнистия – это своего рода “последний шанс” безнаказанно признаться в нечаянном или намеренном укрытии доходов, после которого наступают новый “нулевой отсчет” законного обогащения и ужесточение контроля.

4. Амнистию капитала в Казахстане уже проводили дважды – в 2001 и 2007 годах. В первый раз надеялись легализовать около 3 млрд долларов, а вернули лишь 500 млн. Во второй раз — уже 7 млрд. Обе эти амнистии эксперты признали неэффективными: большая часть вывезенных из страны денег так и осталась на зарубежных счетах. Как вы думаете, достигнет ли государство своей цели (вернуть порядка 10-12 млрд долларов в бюджет) на этот раз?

Те, кому до сих пор удавалось остаться незамеченными “мульонерами” амнистию главным образом рассматривают как угрозу своему личному состоянию после попадания “на радар”. Другая часть, уже давно складирующая доходы “за бугром”, естесственно предпочитает безопасность оффшорных и просто заграничных гаваней перед политической уязвимостью средств, хранящихся в РК, в случае проблем с властью по любым причинам.

Думаю не стоит переоценивать потенциальные экономические результаты амнистии, особенно если не будут заранее продуманы и озвучены, а самое главное в последстии должным образом применены, механизмы штрафования и возможной конфискации укрытых от амнистии недекларированных активов. При этом, конечно, обществу должны быть доходчиво и заблаговременно разъяснены потенциальные правовые последствия отказа от участия, а также временные рамки амнистиционного процесса.

5. Как вы думаете, не порочна ли эта практика – проводить амнистию капитала каждые 6-7 лет? Не создает ли в это в государстве приоритет «недобросовестных» налогоплательщиков перед добросовестными?

Регулярность амнистии говорит лишь о плохом качестве проведения и отсутствии должного пост-амнистионного контроля и преследования.

Атака мертвецов.

К завтрашнему 100-летию начала Первой мировой войны читал различные истории и наткнулся на занимательный факт.

“Атакой мертвецов” публицисты называют эпизод знаменитой контратаки 13-й роты 226-го Землянского полка в августе 1915 года при отражении немецкой газовой атаки. Случилось это во время обороны крепости Осовец (современная Польша) на Восточном фронте.

Остатки отравленных, умирающих войск в ответ на газовый обстрел вышли на немцев в штыковой бой.

Вот что об этих событиях пишет профессор С. Хмельков, участник событий:

“13 и 8-я роты, потеряв до 50 % отравленными, развернулись по обе стороны железной дороги и начали наступление; 13-я рота, встретив части 18-го ландверного полка, с криком «ура» бросилась в штыки. Эта атака «мертвецов», как передает очевидец боя, настолько поразила немцев, что они не приняли боя и бросились назад, много немцев погибло на проволочных сетях перед второй линией окопов от огня крепостной артиллерии.” (“Борьба за Осовец”, 1939)

Журналист Владимир Воронов даёт чуть более драматичный образ:

“Когда германские цепи приблизились к окопам, из густо-зеленого хлорного тумана на них обрушилась… контратакующая русская пехота. Зрелище было ужасающим: бойцы шли в штыковую с лицами, обмотанными тряпками, сотрясаясь от жуткого кашля, буквально выплевывая куски легких на окровавленные гимнастерки. Это были остатки 13-й роты 226-го пехотного Землянского полка, чуть больше 60 человек. Но они ввергли противника в такой ужас, что германские пехотинцы, не приняв боя, ринулись назад, затаптывая друг друга и повисая на собственных проволочных заграждениях.” (“Русские не сдаются”, 2009)

Отступая, немецкие саперы завалили подземные склады крепости с амуницией и продовольствием. Спустя 9 лет польские офицеры, разбирая развалы, впали в шок от русского крика: “Стой! Кто идёт!?”. Русский часовой, оставшись под завалами, почти 10 лет питался сгущенкой и тушенкой и вел календарь. Пост свой оставить отказывался со словами, что уволить его может лишь “Государъ Император”. Полякам пришлось привести отставного польского полковника, который объяснил русскому солдату, что страны, которой он служит, уже давно нет, после чего дал часовому приказ освободить пост. Солдат позднее был передан советским властям, а его след в истории с тех пор потерян.

Человек.

Копия приговора Военной коллегии Верховного суда СССР от 27 сентября 1937 года, в соответствии с которым национальный лидер казахов Алихан Букейханов приговорен к смертной казни без права на обжалование и расстрелян в тот же день.

Алихан Бокейханов
Алихан Бокейханов

Ну никак я не вижу в этом предрасстрельном взгляде ни страха, ни сожаления, ни признания вины, ни сломленности духа, ни покорности, ни ненависти – лишь презрение.

Нынче лавры и конъюнктурные интересы пускают корни в головы людей, из-за чего в последних не остается места для чистых идей, а значит и необходимости в духе.

БРИКС-банк, или опыт капитализации аббревиатуры.

Не один год рассуждали и вот решили – БРИКС-банк скоро будет спущен на воду. Вопрос того, зачем он нужен и каким он будет – отнюдь не праздный, и не популистский, и на него есть много интересных углов зрения.

БРИК(С) как концепт родился 30-го ноября 2001 года, усилием пера в руках британского экономиста, в то время возглавлявшего отдел экономических исследований Goldman Sachs, Джима О’Нила.

Джим всегда был звездой среди аналитиков, лучшим специалистом по валютным рынкам, с 2010 года он возглавлял Goldman Sachs Asset Management, а с января 2014 года является почетным профессором экономики Манчестерского Университета.

(Довелось в прошлом дважды пообщаться с Джимом, – приятнейший, интересный дядька. Он кстати не так давно популяризировал новую аббревиатуру, – МИНТ, – объединяющую Мексику, Индонезию, Нигерию и Турцию. Я пытался объяснить, что акроним МИНТ уже занят, но он, кажется, не понял :)))

О’Нил считает создание БРИКС-банка позитивным явлением, которое выявило проблемы мировой системы экономического управления, отставшей от изменений в мировой экономике за последние десятилетия.

В интервью CNBC он сказал, что банк БРИКС может рассматриваться как своего рода символический “проект тщеславия” для всех стран коллективно, и как возможность для Китая на “цыпочках” поэкспериментировать с более глобальной ответственностью. Также он добавил, что “надо посмотреть, что они реально хотят делать с помощью [этого банка]”.

Структура и цели.

Структура банка изначально будет разделяться на два “кошелька”: фонд для кредитования проектов развития (NDB – New Development Bank, “мини-альтернатива Всемирному Банку”) и пул валютных резервов для компенсации непредвиденных внешних шоков (CRA – Contingent Reserve Arrangement, “мини-альтернатива МВФ”). Изначальный капитал NDB – $10 млрд. (по $2 млрд. от каждого учредителя), разрешенный капитал – $100 млрд. Размер CRA – $100 млрд. ($41 млрд. от Китая, $5 млрд. от ЮАР, и по $18 млрд. от остальных).

Однако, в отличие от IMF, CRA не будет фондом в прямом смысле слова, а будет, вместо этого, набором двусторонних обещаний предоставить резервные средства по необходимости в случае трудностей.

Основной задачей NDB будет финансирование инфраструктурных проектов в странах БРИКС, с разрешенным уровнем до $34 млрд. в год. По требованию Индии, “размывать” капитал никакому участнику без согласия остальных 4 не позволено, а при вступлении новых членов, общая доля изначальных участников не может опускаться ниже 55%.

Основной задачей CRA будет предоставление поддержки на случай глобальных проблем ликвидности и давления на национальные валюты стран БРИКС, а также потенциально и другим странам.
Дополнительные вливания в NDB, сверх разрешенного уставного капитала, будут производиться через приобретение облигаций, – что означает, что даже если Китай будет выкупать весь их объём, это не повлияет на его вес при голосовании всяческих инвестиционных комитетов, так как репрезентация зафиксирована равным участием в уставном капитале. Подобное равенство, сильно отличается от устройства, скажем, Всемирного Банка, в котором Китай – вторая по размеру мировая экономика – имеет меньше голосов, чем страны Бенилюкса.

Немного исторической перспективы и сегодняшней действительности.

Как гласит мой университетский учебник за авторством знаменитого Энгуса Мэддисона (Angus Maddison, “The World Economy: A Millennial Perspective”), на момент 1750-го года доля Индии в мировом ВВП составляла 24.5%, Китая – 33%, а совокупная доля Великобритании и США – 2%. К слову сказать, вышеупомянутая статистика поразила западный академический мир, когда её впервые озвучил бельгийский экономический историк Поль Байрох в 1983 г., после чего Мэддисон и начал свои знаменитые исследования.

Сегодня Бразилия, Россия, Индия и Китай входят в 10 самых крупных экономик мира, и, как бы западный мир не хотел считать их “развивающимися”, Джим О’Нил утверждает, что “они всё больше и больше становятся драйверами всего позитивного развития в мировой экономике”, и называть их “развивающимися” – идиотизм, вместо этого их надо называть “рынками роста”.

В PriceWaterhouseCoppers считают, что ВВП Китая перерастет ВВП США к 2017 году по паритету покупательной способности, а к 2027 году – уже по рыночному валютному курсу. Аналогичные ставки PwC делает касательно России против Германии, к 2020 и 2035 году, соответственно.

Всемирный Банк, Международный Банк Реконструкции и Развития и МВФ были созданы в результате Бреттон-Вудской конференции в июле 1944 года. Джон Мейнард Кейнс тогда предлагал создать новую мировую резервную валюту “банкор”, которая выражалась бы в золоте, а все остальные валюты – в ней. США это никак не устраивало, и планам Кейнса было не суждено воплотиться в жизнь. В этом плане БРИКС-банк, конечно, является также и инструментом снижения зависимости от доллара, именно в котором содержаться более 60% мировых резервов, и который США так систематично обесценивает.

Такие “развивающиеся” страны как Китай и Индия, производя товары с низкой себестоимостью, экспортируют их в США, которые расплачиваются в долларах. Эти доллары затем в виде резервных инвестиций возвращаются в США, и через центральную банковскую систему спускаются до американских БВУ, которые потом под мизерные проценты кредитуют американского потребителя на приобретение жилья, машин, техники и т.д. Во многом именно дихотомия доллара как американской национальный валюты и мировой резервной валюты позволяет США наслаждаться дешевым кредитованием (спору нет, США – самая эффективная экономика в мире и т.д., но что если бы доллар не был резервным?).

Создать создали, что дальше?

БРИКС-банк, наверное, является самой значимой инновацией в институциональной структуре фондирования мирового развития со времен создания ЕБРР в 1991 году. А какое многонациональное равенство, просто загляденье: первый президент – Индус, первый председатель управляющего совета – Россиянин, первый председатель совета директоров – Бразилец, основная штаб-квартира – Китайская, вторая штаб-квартира – Африканская. Кстати говоря, в ротации президентства Китай – на последней очереди.

Вот разве что экономики стран пресловутой аббревиатуры мало что объединяет, кроме “развивающегося” статуса: ВВП Китая в 28 раз больше ВВП Южной Африки, доход на душу населения в России в 10 раз больше, чем в Индии, неимоверно разные культуры, и т.д. Хотя, с другой стороны, конечно, Китай с Россией объединяет авторитарная власть, а всех их – коррупция.

Бреттон-Вудские институты десятки лет потратили на выстраивание своей далёкой от совершенства системы, при том, что большинство стран-учредителей – либеральные демократии.

БРИКС-банк, который лидеры стран-участниц желают позиционировать в ряду с мировыми институтами развития, столкнется с большой проблемой выдерживания стандартов прозрачности, управления, качества процедур кредитования, не говоря о банальной нехватке кадров мирового уровня – если кроме популизма принимать во внимания политические и структурные реальности экономик стран БРИКС.

Всем интересующимся людям, думаю, понятно, что Китай, чей собственный Банк Развития (CDB) уже сегодня кредитует намного больше ($240 млрд. за 2013 г.), чем Всемирный Банк ($52.6 млрд за 2013 г.), мог бы без особых усилий прокапитализировать институт в несколько раз больше БРИКС-банка. Однако Китай здесь играет более хитрую игру в плане получения доверия и авторитета в международном сотрудничестве и управлении, приняв равное меньшинство в капитале и, соответственно, репрезентации – по крайней мере, формально.

Лично я считаю, что странам с малоразвитой инфраструктурой и примитивной политико-экономической системой, намного важнее проводить фундаментальные реформы в части либерализации, транспарентности, рынков капитала и механизмов трансмиссии экономической политики, чем иметь субсидированный банк на основе существующих проблем с компетенцией и коррупцией.

Банк развития, такой как, к примеру, ЕБРР, стремится предоставлять кредитование тем заемщикам, которым он может помочь наладить корпоративное и государственное управление, обучить качественным процедурам и дать доступ к технологиям. Как это сможет делать банк, чьи страны во многом страдают от острой нехватки вышеперечисленного, я ответить затрудняюсь.

Конечно, все может обернуться намного позитивнее, если и у стран будет не только искреннее желание создать качественный институт, но и механизм контроля независимости и профессиональности его управленческой команды, не говоря о симметричной внутренней поддержке его деятельности всеми государственными органами на территории каждой страны-участницы.

Из чисто операционных трудностей, у БРИКС-банка можно представить: 1) неочевидность и малочисленность набора высоко-качественных инвестиционных проектов; 2) ограниченная способность банка отслеживать исполнение проектов, коррупцию и эффект на экономику; 3) сложность достижения политической независимости и неаффилированности к проектам, не обязательно имеющим очевидный позитивный эффект для экономики в целом, но тем не менее попадающим под интересы лиц, приближенных к власти.

20 лет спустя…

http://www.nytimes.com/2014/07/20/opinion/sunday/protecting-russians-in-ukraine-has-deadly-consequences.html?module=Search&mabReward=relbias%3Ar%2C%7B%221%22%3A%22RI%3A9%22%7D&_r=0

Довольно интересные воспоминания Тимоти Эша (профессора европейских исследований Оксфордского университета и старшего научного сотрудника Гуверовского института) о конференции 1994 года в Санкт-Петербурге.

“В 1994 году я был в полудрёме во время заседания круглого стола в Санкт-Петербурге, в России, когда короткий, коренастый мужчина с довольно крысоподобным лицом — по-видимому, кореш мэра города — вдруг заговорил. Россия, по его словам, добровольно отдала “огромные территории” бывшим республикам Советского Союза, в том числе регионы, “которые исторически всегда принадлежали России”. Он имел ввиду “не только Крым и Северный Казахстан, но также, например, Калининградскую область.” Россия не может просто оставить на произвол судьбы, те “25 миллионов русских”, которые теперь живут за границей. Мир должен уважать интересы российского государства “и русского народа как великой нации”. […]

“[Я ответил, сказав, что] Если бы мы определили британское гражданство по принципу включения всех англоговорящих людей, то мы получили бы государство немного больше Китая.”

A rather interesting flashback to a 1994 St. Petersburg conference by Timothy Ash (a professor of European studies at Oxford University and a senior fellow at the Hoover Institution)

“In 1994, I was half asleep at a round table in St. Petersburg, Russia, when a short, thickset man with a rather ratlike face — apparently a sidekick of the city’s mayor — suddenly piped up. Russia, he said, had voluntarily given up “huge territories” to the former republics of the Soviet Union, including areas “which historically have always belonged to Russia.” He was thinking “not only about Crimea and northern Kazakhstan, but also for example about the Kaliningrad area.” Russia could not simply abandon to their fate those “25 million Russians” who now lived abroad. The world had to respect the interests of the Russian state “and of the Russian people as a great nation”. […]

“[I replied by saying, that] If we defined British nationality to include all English-speaking people, we would have a state slightly larger than China.”

P.S. full transcript of the Conference organised by Körber Foundation of Hamburg – http://www.koerber-stiftung.de/fileadmin/bg/PDFs/bnd_101_de.pdf (in German)

“Госпожа Меркель, мы рекомендуем Вам проголосовать “ДА” на следующем раунде санкций против России. Что думаете?”

WSJ сообщает, что в Нью-Йоркском ФРБ (NY Fed) взволнованы общим уровнем операционного риска, а также плохим качеством фин.отчетности американских филиалов в Deutsche Bank. 

NB: размер notional риска по деривативным позициям DB равен €55 трлн. (~$75 трлн.), что в 20 раз больше ВВП Германии, и 5.7 раз больше ВВП Еврозоны. К слову сказать, это еще и в 100 раз больше объема депозитов в самом банке.

И вправду можно заволноваться.

Хотя с другой стороны, отношение капитала к активам самой ФРС находится на уровне 1.3% (к сравнению, у Lehman Brothers этот показатель был равен 3% перед банкротством).

Разница, конечно, в том, что DB, в случае чего, мировой резервной валюты допечатать не сможет.

http://online.wsj.com/articles/deutsche-bank-suffers-from-litany-of-reporting-problems-regulators-said-1406058151

Китай и цемент

Fact (cf. Bill Gates): China used more cement in three years (6.6. gigatons during 2011-2013) than USA in the 20th century (4.5 gigatons during 1901-2000).

Факт (согласно Биллу Гейтсу): Китай потребил больше цемента за три года (6.6 гигатонн в период 2011-2013), чем США за 20-й век (4.5 гигатонн в период 1901-2000).

http://www.gatesnotes.com/Books/Making-the-Modern-World

ФРС-out, Китай-in

Доходность американских трежерис с начала года падает, сейчас на уровне ~2.5%, хотя вроде ФРС последнее время систематически сокращает собственный объем выкупа.

Как так? Спасибо китайцам, которые за последние 5 месяцев купили больше $100 млрд трежерис.

Опять непонятно – вроде китайское рейтинговое агентство Dagong в конце прошлого года понизило рейтинг госдолга США с A до A-, да и сколько риторики было озвучено на тему ухода от долларовой зависимости.

Надо понимать, что такого глубокого и ликвидного долгового рынка, как рынок американских казначейских бумаг – нет в природе, а деньги в чем-то хранить, тем не менее, надо. Также Китайцам надо сдерживать курс юаня от удорожания, чему способствует покупка долларового долга.

353 года бумажным деньгам и банковским махинациям.

Многие считают, что первым в мире центральным банком был Bank of England, основанный в 1694 г., но это не так. Как выясняется, первым таким институтом был Stockholms Banco, предшественник современного центрального банка Швеции Sveriges Riksbank. 

NB: В Амстердаме и Гамбурге на тот момент уже были похожие учреждения (муниципальные депозитные банки), но им всё же не доставало многих существенных атрибутов, для того, чтобы их считать первыми центробанками.

Stockholms Banco был основан в 1657 году и основал его голландский купец, родом из Риги, по имени Йохан Уитмахер.

Вскоре после приезда в Швецию в 1647 г., Уитмахер стал комиссаром Шведского Национального торгового совета, и со временем сменил фамилию на шведскую – Палмструх.

В 1654 году на трон взошел Карл X Густав, и Уитмахер начал уговаривать молодого короля дать ему лицензию на открытие банка. Первые пару попыток были тщетными, но Уитмахер оказался товарищем настойчивым, и на третий раз всё же получил заветное разрешение.

Стоит, конечно, отметить, что в третий раз банкир предложил Карлу Густаву долю – 50 процентов от прибыли. Ввиду недавно прошедшей дорогостоящей войны с Польшей, король посчитал предложение в третьей редакции достойным внимания.

Карл, однако, тоже оказался не простачком, в 1659 году основал Главную банковскую инспекцию (первый в мире надзорный банковский орган), задачей которой было следить за Уитмахером и его Stockholms Banco. Сегодня это шведская Finansinspektionen.

Уитмахер был большим инноватором: он впервые ввёл систему частичного банковского резервирования, а так же ввёл в оборот первые в Европе бумажные деньги (Kreditivsedlar, на картинке). Таким образом, с помощью смекалки и бумаги была решена проблема конвертации коротких депозитных денег в более длинные кредитные.

16 июля 1661 года были выпущены первые Kreditivsedlar, обеспеченные депозитарным золотом и серебром. Вскоре они стали очень популярны и принимались повсеместно.

Вполне естесственно, мошенничество не заставило себя долго ждать, и поэтому с историей первого банка тесно связана история первого банковского махинаторского скандала.

Уитмахер-Палмструх в один день осознал своё влияние и, движимый коммерческой жадностью, догадался начать выдавать кредитов больше, чем следует согласно принципам добросовестного резервирования, и печатать деньги, в реальности необеспеченные депозитарными драгоценными металлами.

В 1664 году революционный банк Stockholms Banco рухнул и его забрало правительство. В 1668 году произошел ребрендинг, и банк стал называться Sveriges Riksens Ständers Bank, а позднее – Sveriges Riksbank, как он известен и сегодня

Создателя первого центрального банка судили, отобрав титул и право заниматься банковской деятельностью, а также изначально приговорили к смертной казни. Позже над инноватором решили сжалиться, и смертную казнь заменили на пожизненное заключение. Уитмахер умер в тюрьме в 1670 году, в возрасте 60 лет.

Банк рухнул, создатель был осужден и умер в тюрьме, а инновация всё же прижилась.

Современная система дает центробанкам возможность наколдовывать триллионы долларов из воздуха, создавая огромные финансовые искажения, наращивая долг. Когда коммерческие банки терпят неудачу, ввиду малодобросовестного поведения или плохой компетенции, их выручают деньгами налогоплательщиков, никак не решая проблему морального риска. Уитмахера посадили, чуть не казнили, а нынче его проделки – почти промышленный стандарт :)))

 

“Можно привести лошадь к водопою, но невозможно заставить её пить.”

Футбол досмотрели? А тем временем Банк Международных Расчётов (BIS), который является чем-то вроде “Центрального Банка Центральных Банков”, и частью которого является Базельский Комитет по Банковскому Надзору, выпустил свой ежегодный отчет о состоянии мировой экономики.

Bank for International Settlements – Annual Report (Basel, 2014)

Всем интересующимся вопросами финансовых рынков, кредитно-финансовым циклом, монетарной политикой, мировой динамикой экономического роста — must read.

Кроме всего прочего, в последнем отчете BIS говорится о том, что мировые денежно-кредитные политики низких процентных ставок и дешевой ликвидности достигают своего предела полезности и могут привести к новым финансовым эксцессам, если центральные банки не будут осторожны.

“Финансовые рынки, овладеваемые агрессивным поиском доходности, находятся в эйфории […] Тогда как инвестиции в реальный сектор экономики остаются слабыми, а макроэкономическая и геополитическая перспективы по-прежнему – весьма неопределенными”, – сказал Клаудио Борио, глава валютно-экономического отдела BIS (и, на мой взгляд, один из самых толковых экономистов современности).

К слову сказать, именно Борио вместе со своим шефом Уильямом Уайтом предупреждали Алана Гринспана о назревавших финансовых волдырях еще на ежегодной конференции Федерального Резервного Банка Канзас-сити в Августе 2003 (!) года, однако их никто не слушал (http://www.kc.frb.org/publicat/sympos/2003/pdf/Boriowhite2003.pdf).

Уайт тогда ещё прокомментировал отношение Гринспана, не впечатленного их с Борио выкладками: “Можно привести лошадь к водопою, но невозможно заставить её пить.”