I want what they are smoking.

78,9% — вот это реальный индикатор доверия.

Увеличение до 14% по тенге никаким образом не повлияет на мотивацию к переворачиванию ввиду недоверия.

Сравнение 2% по долларовым депозитам с более низкими ставками в Америке и Швейцарии — это конечно повеселило 🙂

5Y US Treasuries приносят 1.42%, 5-летний CDS на суверенный риск Казахстана сейчас стоит около 3.2% годовых, и я и это считаю оптимизмом, однако наши БВУ должны как-то удовлетворять рисковые предпочтения вкладчиков за 2% годовых, не говоря о том, что они явно менее кредитоспособны, чем суверен :))))

This is negative risk-adjusted return, my friends. По-моему это способно спровоцировать отток валютных депозитов в кэш и банковские ячейки.

nbk

http://www.nationalbank.kz/library/printnews/print.cfm?id=9246&docid=178

RMB: Попкорн в студию.

Сегодня вышли данные по валютным резервам PBoC — зарегистрировано падение с $3.438 до $3.333 трлн. в декабре, что оказалось хуже, чем рынок ожидал.

Потеря резервов центробанком Китая за последние полтора года ясно дает понять, что ничерта они не пытаются удешевить юань, как многие думают. Напротив, они как раз борются с рынком против ослабления юаня.

В этом году PBoC потратил около $500 млрд. Для сравнения этой суммы было достаточно для бэйл-аута всей финансовой системы США во время кризиса 2008 г.

chinares

Еще не так давно многие говорили, что у Китая слишком много валютных резервов. Нынче же МВФ говорит, что Китаю нужно хотя бы $2.6 трлн., чтобы поддерживать уровень привязки курса юаня к доллару. Судя по темпу оттока капитала, нам осталось 6-7 месяцев до тестирования этой теории.

Что интересно, паникующих рыночных игроков, чья истерика вызвана непоследовательными действиями центробанка, также как и в Казахстане называют спекулянтами.

My bet: мы увидим девальвацию юаня процентов на 15-20% в этом году.

Плащ и кинжал.

tonia06012016

Всё похоже на то, что НацБанк наконец вышел на денежный рынок с систематичной защитой верхнего уровня ставок однодневного репо (в данном случае 80%, сужу по четвертой сессии подряд), вместо дискретных интервенций на необъяснимых уровнях как в прошлые месяцы — что очень хорошо для стабилизации рынка.

Однако, он никаким образом это не объявил и не прокомментировал — что очень печально, т.к. якорение ожиданий в таком случае произойти не может, а значит мера способна лишь немного снизить риски кризиса неплатежей, но не может поспоcобствовать увеличению доверия к тенге или помочь кредитному процессу.

Точка бифуркации №3.

Неблагодарное это дело – делать прогнозы, но так уж принято среди астрологов и экономистов, особенно по наступлению Нового Года.

Аудитория первых, похоже, не вымрет никогда, несмотря на сногсшибательный прогресс в науке и рост среднего качества базового образования на планете со времен появления астрологии.

Интерес к прогнозам вторых, казалось, уж точно пропадет после того, как 99% представителей профессии прошляпили кризис 2008. Однако людям нравится комфорт, приносимый иллюзиями.

Да-да, не стоит себя обманывать, ибо прогнозируемость – в отсутствии явного влияния внешних факторов (вроде высоких цен на нефть) – экономических явлений в странах, где отсутствует прогнозируемость (на логической основе) поведения государства есть не более чем иллюзия. В таких условиях первая группа прогнозов является во многом функцией от второй группы.

Ну, раз уж так повелось, позволю и себе присоединиться к прогнозистам судьбы предстоящего года.

Сейчас повсеместно слышна риторика о намерениях приватизации и «принципе yellow pages». Эта тема формулируется и преподносится примерно так: «Пусть свободный рынок и его невидимая рука разберутся во всех проблемах, как это и должно быть».

Это, конечно замечательно, но такая формулировка принижает роль, которую сыграло государство в новейшей истории. Государство и его вполне видимая рука в первую очередь имеют прямое отношение к появлению существующих проблем, поэтому не стоит притворяться, что они вдруг перестали быть релевантными к сегодняшней ситуации.

Процесс очищения экономики от дисбалансов, обнаруживших себя даже для глаз непрофессионала в 2008-2009 и появившихся в результате:

а) Инвестиций в ненужные/несуществующие проекты;

б) режима фиксированного обменного курса тенге в годы высоких цен на нефть;

в) высокой роли нерыночных механизмов в распределении ресурсов;

г) высокой централизации в процессе принятия экономических решений

проходил в последние пять лет крайне медленно (в тех сферах, где он проходил в принципе).

На мой очень скромный взгляд, государство должно теперь столь же активно поучаствовать и в выведении экономики из её нынешнего состояния цвета детской неожиданности. С конкретными сроками, персональной ответственностью и прозрачным общественным надзором за процессом. (Из простых примеров – уничтожить убожество в виде непрозрачного ЕНПФ как управляющего активами и тем самым вернуть шанс на жизнь фондовому рынку).

За прошедший год я много читал о Китае, его проблемах с избыточными мощностями и необходимостью болезненных эвтаназий де-факто зомби-предприятий госсектора.

Находясь в Гонконге последнюю неделю, я думал о том, каково наиболее вероятное развитие ситуации в будущем у этого эксклава западного экономического либерализма, сияющего символа свободы и преимуществ капитализма под носом у коммунистической диктатуры?

honk

Для тех, кто не знает, Британское управление Гонконгом закончилось 1 июля 1997 на условии, что ещё 50 лет после этого экономика и политическая администрация Гонконга будут оставаться независимыми от материковых коммунистов.

Возможно ли, что в преддверии 2047 и после Китай возьмет на вооружение успехи свободного Гонконга и распространит их на всю страну? Или компартия скорее сожрет либеральные капиталистические начала Гонконга и распространит на него уже свой режим, выплюнув прогресс в трубу? Мне кажется, второе намного более вероятно, и никаких бифуркаций у этого процесса не предвидится.

Думаю, можно провести аналогию (разумеется, косвенную), в которой Гонконг — это частный сектор РК, а материковый Китай — государство. Однако здесь развитие ситуации еще не так четко предопределено, поэтому прогнозов два: хороший (в котором страна выходит из кризиса) и плохой (в котором она погрязнет в кризисе лет на пять). Реализация того или другого варианта – в отсутствии неожиданного взлета цен на нефть – является прямой функцией от вероятности уже сильно запаздывающих реформ.

Точка бифуркации наступила.

Немного логики в ситуации с тенге перед ужином.

Для тех, кто не сильно разбирается, короткое отступление о разнице поведения фиксированных и свободно-плавающих курсов.

Если рынок, или достаточно большой хедж-фонд, попробует зашортить фьючерсы по валюте с настоящим фиксированным курсом — вроде гонконгского доллара — то результатом будет рост ставок денежного рынка.

Происходит этого от того, что центробанк проводит нестерилизованные интервенции (“сжигание резервов”, как у нас повелось), для удержания курса, что снижает уровень ликвидности во внутренней денежной системе и, соответственно, цена денег растет.

Центробанк жертвует динамикой кредитного процесса, и вместо этого укрепляет свой credibility через достижение номинального якоря в виде обменного курса.

Успех получается, если у центробанка достаточно резервов и других инструментов воздействия на спрос и ожидания рынка.

Если же рынок, или достаточно большой хедж-фонд, попробует зашортить фьючерсы по валюте с настоящим свободно-плавающим курсом — вроде японской йены — то результатом будет ослабление йены, а ставки денежного рынка останутся без потрясений.

Происходит это от того, что центробанк не препятствует волатильности йены, и вместо этого стабилизирует денежный рынок.

Центробанк жертвует внешней стоимостью валюты, и вместо этого укрепляет свой credibility через достижение номинального якоря в виде процентных ставок, и, впоследствии, инфляции.

Успех получается, если у центробанка есть доверие рынка и предсказуемость в поведении.

Всю эту неделю у нас растут и курс тенге, и ставки денежного рынка.

Не знаю, какова официальная риторика, но я предлагаю называть это режимом свободно-фиксированного курса. Интервенции есть, но смысла в них нет. Феноменальная потеря credibility на обоих фронтах.

Всем хорошей пятницы!

К слову о равновесном курсе.

Ну вот 340 (до интервенций), и что?

Кто-то говорит о том, что, мол, можно уже в тенге перевернуться. Дедолларизироваться, то бишь.

Стесняюсь спросить, а что конкретно должно будет поспособствовать укреплению тенге? Какие фундаменталы?

Сильный GDP print? Забудьте об этом.

Приток капитала, инвестиций? Забудьте об этом.

Экспортный толчок от вновь приобретенной конкурентоспособности? Забудьте об этом.

Чудо с нефтью и сильный текущий счет? Надейтесь.

Скорый крах США и доллара? Ну тут вам уже ничего не поможет.

Одно могло бы помочь: сама дедолларизация. Хм.

Это, дамы и господа, есть знаменитый в литературе о валютных кризисах замкнутый круг под названием самоисполняющееся пророчество.

К примеру: все разом поверили, перевернулись, и, тем самым, укрепили курс, пополнив ЗВР НБРК.

Ну, это когда в хорошую сторону. А когда в плохую, сами знаете уже.

Для тех, кто страдает вреднымм иллюзиями: я абсолютно, абсолютно уверен, что 340 и выше можно было избежать. Но, вероятно, не после такой потери credibility.

333: грабли

Необъявленный номинальный якорь ДКП в виде де-факто фиксированного курса ~307-308 тенге/$, применявшийся с 5 ноября по 8 декабря, передвинут уже в четвёртую сессию подряд.

Возможно, не в последний раз за ближайшие предстоящие сессии.

Наступает осознание, что кредитная масса при фиксированном курсе сейчас расти не может. Разница с опытом 2000-х – отсутствие постоянного нетто-притока валюты в страну и рецессия в реальной экономической активности.

Кредитование экономике нужно, иначе потом правительству нечем будет клеить статистику. Надо как-то придумывать ликвидность для БВУ.

Просто так начать поддерживать денежный рынок при фиксированном курсе нельзя, ибо придётся делать выбор одного из двух: либо стабилизировать ставки, либо ЗВР. ЗВР тратить нельзя, ибо слабеет риторика. Ещё, блин, нефть, чтоб её!

О! Можно ослабить тенге. Лишь бы вера в уровень появилась. А если (когда) не появится от такого ручного управления? Чуть зажать ликвидность. А кредитование?

P.S. Скажите мне, что у вас закончились девальвационные ожидания.

uhere

Тенге-доллар и ФРС.

Разрешите, поделюсь обеденной мыслью.

Сначала была наивная идея резко привести тенге к 310 и чтобы он там вдруг искренне “заплавал”. Но так не бывает. Не заплавал, а стал только дальше тонуть от полного недоверия.

Резервы “палить” для удержания курса было нельзя, ибо рушилась риторика. Вместо этого было изъято участие центробанка на денежном рынке, вопреки режиму “свободно-плавающего” курса и ИТ.

Де-факто фиксированный курс существует со второй недели ноября и соответствующая ему волатильность на денежном рынке. Кредитование в таких условиях может расти только на фоне притока валютной ликвидности, как в своё время повезло в 2000-х. Нынче не светит.

Пар придется спускать. Надо искать оправдание. ФРС очень вероятно сделает малюсенький шаг вверх в следующую среду. Очень кстати.

Однако, чтобы вам лапшу на уши не вешали, просьба обратить внимание на график: средневзвешенный доллар исторически всегда укрепляется в ожидании поднятия ставок, и ослабляется после факта. Принцип – “buy the rumor, sell the news”.

ratehike2

CVTpq3oVEAA-o2_

В этом году как раз такое массивное ралли доллара в ожидании rate hike мы уже пронаблюдали.

Поэтому после поднятия ставок ФРС ослабление тенге валить на общее укрепление доллара не убедительно.

Мифы о юане.

Вот все нынче обсуждают включение юаня в СДР МВФ.

Вопреки популярному ажиотажу, хочу сказать, что это включение абсолютно ничего для мировых финансовых рынков не значит, и никаких серьезных экономических последствий иметь не будет. Это не более, чем символизм, политическая хотелка Китая — реальной готовности к либерализации юаня у компартии пока нет.

Знаете как состав корзины СДР влияет на решения мировых центробанков относительно того, в каких валютах держать резервы? Практически никак.

yuansdr

Знаете почему? Потому что СДР это не более, чем Бреттон-Вудская реликвия, расчетная единица внутри МВФ. Нет никаких счетов, деноминированных в СДР. Нет никаких транзакций в СДР. Никто никому не платит в СДР, и, соответственно, никому юань просто так не нужен теперь от того, что он стал включен в СДР.

Юань играет роль исключительно в транзакциях, связанных с физической торговлей товарами. Доля деноминированных в юане мировых платежей по системе SWIFT занимает 2.5%, на пятом месте по популярности в мире. До японской йены, на четвертом месте, осталось немного, но даже до британского фунта с его 9% еще минимум десятилетие. К слову сказать, даже и этот размер деноминации торговых объемов в юане объясняется тем фактом, что минимум одной стороной в этих транзакциях являются китайские компании. Семьдесят процентов этих транзакций проходят через Гонконг. Никто в мире за пределами Китая, в юане друг с другом не расплачивается.

Включение в СДР само по себе никак не увеличивает “международность” юаня. Для того, чтобы участники мировых финансовых рынков начали держать больше юаней (за пределами торговых нужд), хранили сбережения в юанях, они должны ожидать, что юань сможет сохранять покупательную способность хотя бы в среднесрочном периоде. Светит ли это юаню, учитывая не очень веселую динамику фундаментальных факторов внутри Китая и массивный отток капитала?

Так же инвесторам необходимы гарантии ликвидности, глубины и доступа к оншорным финансовым рынкам Китая, включая денежный рынок. Ничего этого нет. Офшорные активы в юанях стагнировали в объеме за последний год. Общий размер может около 300-350 млрд. в долларовом выражении — капля в океане мировых финансовых рынков. Если бы это не было валютой конкретно Китая, и вопрос не имел бы никаких политических граней, то ни о каком СДР-статусе такой валюты даже и мысли бы не было по причине абсурдности. Никто не задумывается о включении, к примеру, канадского доллара в СДР, хотя его используемость в мире сравнима с юанем, если не больше.

Активы в юане не принимаются в качестве обеспечения для деривативных транзакций даже в Азии. Объем юаневых депозитов в Гонконге, самом большом агрегаторе таких депозитов за пределами материкового Китая, составляет 900 млрд. юаней, или 140 млрд. долларов, или всего лишь два Нацфонда РК. Даже для мировых центробанков юань доступен лишь в виде своп-линий, а не в виде прямой поставки. Несмотря на наличие у Китая права вето во вновь созданном Азиатском банке инфраструктурных инвестиций, участником которого является и Казахстан, этот институт решил выбрать доллар США в качестве основной валюты кредитования.

На самом же деле Китай сам задерживает рост “международности” юаня, так как понимает, что для этого нужна настоящая либерализация обменного курса, к которому компартия не готова.

Поэтому вся эта ахинея про смену мирового финансового порядка и смещение доллара с трона мировой резервной валюты, и, тем более, смещения его юанем, абсолютна беспочвенна. А эксперты, которые в своих знаниях ориентируются на газетную информацию и геополитические рассуждения, при этом понятия не имея о global macro — не более, чем болтуны, выдающие себя за экспертов.

Польза от включения юаня в СДР конечно есть, потому что черта с два компартия сделала бы столько реформ на валютном рынке и рынке облигаций, если бы не морковка в виде шансов получить политический трофей включения юаня в СДР. Однако МВФ тут оказывает очень большой кредит доверия компартии. Как бы не пришлось потом с позором исключать юань из корзины.

МВФ о НБРК.

Для тех, кого мнение некоторых из нас не убеждало, вот новое заявление МВФ после визита в РК в ноябре.

Абсолютно каждое слово данного документа уже давно и не раз озвучивалось местными специалистами, в том числе Galim Khussainov, Olzhas Khudaibergenov, Жарас Ахметов.

imf_nbk

Выделенная цитата:

“В данном контексте [модернизации системы монетарной политики в РК], необходимо, чтобы НБРК как можно быстрее, в зависимости от развития ситуации на валютном и денежном рынках, восстановил свой новый номинальный якорь денежно-кредитной политики в виде процентной ставки (времено отмененный с 6 ноября), поддерживаемый операциями на открытом рынке и механизмами постояного доступа, а также возобновил регулярные заседания комитета по монетарной политике с установлением процентных ставок.”

МВФ мягко отмечает новую потерю credibility и непрозрачность НБРК.

Вот что из этого мы уже не говорили сто раз?

https://www.imf.org/external/np/ms/2015/112515.htm